Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
воинственного. Желание ненавидеть или бояться кого-
нибудь, чтобы было кого побеждать, желание дурное.
Но как бы там ни было, если римляне смогли создать
столь великое государство, ведя справедливые войны по
причинам законным и серьезным, то не следовало ли им
почитать и чужую несправедливость в качестве какой-
нибудь богини? Ведь мы видим, что эта несправедливость
немало содействовала расширению их империи, вызывая
на противозаконные действия людей, чтобы было с кем
вести войны и через то увеличивать государство. Почему
же и несправедливость, по крайней мере — неспра-
ведливость иноземных народов, не может быть богиней,
если Испуг, Страх и Лихорадка удостоились быть римскими
богами? Таким образом, Римское государство увеличилось
благодаря этим двум, т. е. чужой несправедливости и
богине Победе, при полном бездействии Юпитера: неспра-
ведливость давала причины к войне, а Победа приводила
эти войны к счастливому концу. Да и какое участие мог
иметь в этом случае Юпитер, когда то, что можно было
бы назвать его благодеянием, само считалось, называлось
и почиталось богом и призывалось само по себе? Он
принимал бы в этом участие в том только случае, если
бы назвался Государством, подобно тому, как та называлась
Победой. Или, если государство представляет собою дар
Юпитера, то почему не считалась его же даром и победа?
Так, конечно, и было бы, если бы в Капитолии находился
и был предметом почитания не камень, а истинный Царь
царствующих и Господь господствующих (Апок. XIX, 16).
Глава XVI
Я только крайне удивляюсь, почему, назначив отдельных
богов для каждой вещи и для каждого почти явления,
призывая богиню Агенору, чтобы она вызывала деятель-
ность, Стимулу, чтобы возбуждала к деятельности даже
чрезмерной, Мурцию, чтобы она сверх меры не возбуждала,
но делала человека, по выражению Помпония, murcidum,
т. е. совершенно ленивым и бездеятельным, Стреную,
165