Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XIV
Но, спрашивается, почему и само государство не есть
какой-нибудь бог? Почему бы это было не так, если есть
богиня Победа? Или зачем нужен в этом случае Юпитер,
если Победа бывает благосклонна, милостива и всегда
является на помощь к тем, которых онгГ хочет сделать
победителями? При благосклонности и благоволении этой
богини, пускай Юпитер даже бездействует или делает
что-либо другое, — какие народы не будут побеждены,
какие устоят царства? Или, может быть, добрым людям
не нравится воевать по причинам несправедливым и пустым
и ради расширения государства произвольно вызывать на
войну соседей, живущих спокойно и совершенно безобид-
но? Если они мыслят именно так, я их вполне одобряю
и хвалю.
Глава XV
Пусть, в самом деле, размыслят, действительно ли
следует людям добрым радоваться расширению государства.
Несомненно, что возрастанию государства способствовала
несправедливость тех, с которыми велись справедливые
войны. Государство неизбежно оставалось бы малым, если
бы спокойствие и справедливость соседей не вызывали
никакою обидой войны против них; и при более счастливых
условиях человеческой жизни все государства оставались
бы малыми, наслаждаясь дружелюбием соседей, так что в
мире было бы так же весьма много государств разных
народов, как в городе весьма много домов разных граждан.
Поэтому вести войны и путем покорения народов расши-
рять государство представляется делом хорошим для людей
дурных, но для добрых — это только дело необходимости.
Может это быть названо и делом хорошим, но только
потому, что было бы хуже, если бы люди более неспра-
ведливые господствовали над более справедливыми. Но не
подлежит сомнению, что иметь доброго и мирного соседа
— большее счастье, нежели подчинять соседа плохого и
164