Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
бога Югатина; над холмами (collis) — богиню Коллатину,
над долинами (vallum) — Валлонию. Не выдумали они
даже такой Сегетии, которой одной смогли бы вверить
свои жатвы (segetes); но посеянные семена, доколе они
находятся в земле, подлежат, по их мнению, ведению
богини Сейи, а когда выходят из-под земли и образуют
жниво (seges) — богине Сегетии; наконец, когда хлеб
обмолочен и убран, безопасная сохранность (tutum) его
поручалась богине Тутилине.
Кто бы мог подумать, что пока семена выходят из
земли травкой и дают спелые колосья, недостаточно одной
Сегетии? И, однако же, для людей, которые любят мно-
жество богов, чтобы бедная душа, презрев чистое общение
с единым истинным Богом, была отдана на поругание
толпе демонов, одной Сегетии было недостаточно. К зе-
леным всходам семян они приставили Прозерпину; к ко-
ленцам и узлам (nodus) стеблей — бога Нодута; к покровам
(involumenta) колосьев — богиню Волютину; когда же
покровы раскрываются (patesco), чтобы дать выход колось-
ям, их поручали богине Пателяне; когда нивы покрывают-
ся новыми колосьями — богине Гостилине, так как,
покрываясь новыми, этим они возмещают (hostire) старые;
зацветшие (florens) жатвы вверяли богине Флоре; нали-
вающиеся (lactesco) — богу Ляктурну; поспевающие (та-
turesco) — богине Матуте; сжинаемые (гипсо) — богине
Рунцине.
Не упоминаю всего, поелику то, чего не стыдятся они,
на меня нагоняет скуку. Это же весьма немногое сказано
мною с целью показать, что они никоим образом не могут
говорить, будто Римскую империю основали, расширили
и сохраняли те божества, из коих каждому назначалась
специальная обязанность, так что никому из них не
поручалось общее дело. Действительно, как было Сегетии
думать о государстве, когда ей не позволено было смотреть
вместе с жатвами и за деревьями? Как было думать Кунине
о сражениях, когда ей нельзя было отходить от порученных
ей колыбелей младенцев? Каким бы образом Нодуг стал
помогать в войне, когда он имел отношение только к
коленцам ствола, и никакого — к покровам колосьев?
155