Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/151"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
человека же посредственного состояния — довольству-
ющимся своими малыми и скудными пожитками, милым
для семьи, живущим в мире с родственниками, соседями
„ и друзьями, религиозно благоговейным, приветливым ха-
рактером, здоровым телом, бережливым в жизни, чистым
в нравственном отношении и спокойным в своей совести.
Не знаю, будет ли кто-нибудь настолько сумасброден,
чтобы усомниться, кому из них отдать предпочтение. Но
как применимо это к двум отдельным людям, так и к
двум семействам, к двум народам и к двум государствам;
проводя такую параллель, мы весьма легко увидим, если
будем наблюдательны, где находится суетность и где —
счастье. Поэтому, когда почитается истинный Бог и Ему
воздается поклонение действительными священнодействи-
ями и добрыми нравами, бывает полезно могущественное
и долговременное управление людей добродетельных. И
полезно оно не столько для них самих, сколько для тех,
кем они управляют. Что касается их самих, то для истинно-
го их счастья, в котором хорошо проводится и настоящая
жизнь, и получается потом жизнь вечная, достаточно
благочестия и честности, представляющих собою великие
дары Божий.
Итак, в настоящем мире царствование людей доброде-
тельных полезно не столько для них самих, сколько для
благосостояния их подданных. Напротив того, царствование
злых вредно более всего для самих царствующих, которые
губят свои души необузданностью пороков; тем же, кото-
рые находятся под их властью, ничто не вредит, кроме
их собственной порочности. Ибо, какое бы зло праведники
ни претерпевали от несправедливых властителей, зло это
представляет собою не наказание за преступление, а испы-
тание добродетели. Поэтому человек добродетельный, хотя
бы он и находился в рабстве, свободен; напротив, злой,
хотя бы он и царствовал, раб; и раб не одного человека,
а что гораздо хуже — стольких господ, скольким порокам
он подвержен. Св. Писание говорит, рассуждая об этих
пороках: "Кто кем побежден, тот тому и раб" (II Пет.
И, 19).
149