Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/147"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ
Глава I
Начав говорить о граде Божием, я счел нужным прежде
всего ответить тем его врагам, которые, гоняясь за земными
радостями и стремясь к предметам преходящим, за все,
что только претерпевают они в этом отношении неприятно-
го, — хотя претерпевают скорее по милосердию вразум-
ляющего, чем по строгости карающего Бога, — порицают
христианскую религию, религию единственно истинную и
спасительную. И так как они (хотя в их числе находится
и невежественная чернь) возбуждаются против нас наиболь-
шею ненавистью на основании якобы научных предпосы-
лок, воображая, будто того, что случается с ними необыч-
ного в их время, в другие, прежние времена, как правило
не случалось; а те, которые знают ложность их мнений,
как бы молчаливо с ними соглашаются, дабы ропот против
нас казался справедливым; то, опираясь на те свидетельства,
которые их писатели оставили потомству для изучения
истории прошлых веков, нужно было показать, что дело
обстояло совсем иначе, чем они думают. Вместе с тем,
нужно было доказать, что ложные боги, коих они чтили
явно, а некоторые и сейчас еще чтут тайно, суть нечистые
духи и коварные демоны, — нечистые и коварные до
такой степени, что услаждаются своими то ли действитель-
ными, то ли вымышленными злодеяниями, повелев прос-
лавлять эти злодеяния в дни своих праздников; это для
того, чтобы слабая человеческая природа не могла воз-
держиваться от предосудительных деяний, коль скоро ей
представляется для подражания в этом как бы божествен-
ный пример.
Это мы и доказали, основываясь не на догадках, а
отчасти на свежих примерах, поелику видели и сами, что
в честь их богов совершаются подобные вещи, отчасти
же на сочинениях тех, которые оставили потомству описа-
ние всего этого не в качестве порицания, а для прослав-
ления своих богов. Так поступил, например, Варрон,
145