Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
вторжение ли в древнее время галлов и незадолго перед
этим — готов, или необузданность Мария и Суллы и
других знаменитых с той и другой стороны мужей, укра-
шений общества, совершавших зверства над его же чле-
нами? Правда, галлы умертвили сенаторов, сколько сумели
отыскать их в целом Риме, за исключением Капитолия,
который один был кое-как защищен; но тем, которые
жили на капитолийском холме, они предоставили, по
крайней мере, возможность выкупить золотом жизнь, ко-
торую, если не могли отнять оружием, могли истощить
осадой. Галлы же пощадили такое множество сенаторов,
что более удивительным оказалось то, что они убили
некоторых. Но Сулла еще при жизни Мария занял по
праву победителя бывший в безопасности от галлов Капи-
толий для того, чтобы из него-то и распоряжаться убий-
ствами; а когда Марий спасся бегством, чтобы возвратиться
потом более жестоким и более кровожадным, Сулла в
самом Капитолии лишил по определению сената жизни
и имущества многих. А для сторонников Мария, в от-
сутствие Суллы, что было такого святого, что пощадили
бы они, когда они не пощадили даже Муция, гражданина,
сенатора, первосвященника, державшего в своих объятиях
тот самый жертвенник, с которым были связаны, как
говорят, сами римские судьбы? Наконец, чтобы не говорить
о бесчисленном количестве других убийств, один последний
список Суллы лишил жизни большее число сенаторов,
чем скольких смогли ограбить готы.
Глава XXX
Итак, с каким лбом, с каким сердцем, с каким бес-
стыдством, с каким неразумием, или, точнее, с каким
безумием они во всем описанном своих богов не винят,
а в этом последнем* винят нашего Христа? Безжалостные
фажданские войны, по признанию их же собственных
писателей, более бедственные, чем всякие войны с внеш-
* Т. с. во вторжении готов.
140