Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
победу, или после, вследствие того, что победу одержали.
Вот победа на стороне Мария, когда он сам возвращает
себя из ссылки. За исключением убийств, совершавшихся
повсеместно и где ни попадя, кладут на кафедру, с которой
говорились речи народу, голову Октавия, консула; Цезаря
и Фимбрия убивают в их домах; двух Крассов, отца и
сына, закалывают на глазах друг у друга; Бебий и Нуми-
торий умирают с растерзанными внутренностями, когда
их волокут крюками; Катулл избегает рук врагов тем, что
принимает яд; Мерула, фламин Юпитера, рассекши жилы,
совершает возлияние Юпитеру собственной кровью. На
глазах у самого Мария постоянно убивают тех, кому он
в ответ на приветствие не желал протягивать руки.
Глава XXVIII
В качестве возмездия за эту жестокость последовала
победа Суллы. Но после такого количества крови граждан,
пролитием которой она была приобретена, победа эта, —
когда война была уже окончена, но жива была еще
ненависть, — выразилась в мирное время большими жес-
токостями. Уже молодой Марий и Карбол, принадлежавшие
к партии Мария, к прежним убийствам старшего Мария
прибавили новые, еще более жестокие. Когда Сулла только
наступал, они, отчаявшись не только в победе, но и в
собственном спасении, наполнили все убийствами своих
и чужих. Помимо широко и повсюду распространенного
кровопролития, был осажден даже сенат, и из самого
места его заседаний, будто из тюрьмы, выводили на казнь.
Первосвященник Муций Сцевола был убит в то время,
когда, считая храм Весты наибольшей святыней римлян,
обнимал ее жертвенник: своею кровью он едва не погасил
тот огонь, который постоянно горел благодаря неусыпной
заботливости дев. Затем вступил в Рим победителем Сулла.
На Марсовом поле (месте народных собраний), уже не во
время войны, а жестокого мира, он истребил семь тысяч
сдавшегося ему и потому безоружного народа, — истребил
не в битве с ним, а просто приказав истребить. Да и
138