Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
это не была единственная невольническая война. Еще
прежде того была опустошена провинция Македония, а
потом Сицилия и приморская сторона. Сколько и каких
было при этом совершено ужасных разбойничьих нападе-
ний на суше, какие сильные велись затем морские раз-
бойничьи войны, едва ли кто в состоянии описать.
Глава XXVII
Марий уже запятнал себя кровью граждан, умертвив
множество людей противной себе партии, когда, будучи
побежден, бежал из Рима; но едва (скажу словами Ци-
церона*) город успел перевести дух, как одержал победу
Цинна в союзе с Марием. Вслед затем, после умерщвления
знаменитейших мужей, погасли светила государственные.
За эту жестокость победителей потом отомстил Сулла; но
нет нужды говорить, каким истреблением граждан и каким
бедствием для республики сопровождалась эта месть. Об
этой мести, которая была гораздо гибельнее, чем безна-
казанность злодейств, против которых она была направлена,
говорит Лукан:
Леченье перешло границы, и рука зашла туда,
Преследуя болезни, где не было их прежде...
Покараны преступники. Но если б
Хоть кто-нибудь из них остался жив,
Простор вражде тогда б открылся новый,
И гнев, не сдержанный уже уздой законов,
Рекой широкой хлынул**.
Кроме тех, которые пали вне Рима в рядах войска,
внутри самого Рима во время этой войны Мария и Суллы
трупами были наполнены улицы, дворы, площади, театры,
храмы; так что трудно было судить, когда победители
совершили более убийств: сперва ли, чтобы одержать
* Cic, Orat. Ill, Catilin.
** Lucan. lib. II.
137