Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
месте упомянутого кровопролития, т. е. на месте работы
ее рук, она увидела храм, построенный ее противнице?
Эти ученые и мудрые мужи сердятся, когда мы смеемся
над подобными пустяками; тем не менее, однако же, для
них, как почитателей богов добрых и злых, вопрос о
Согласии и Раздоре остается в силе: или они пренебрегли
культом этих богинь и предпочли им Лихорадку и Беллону,
которым построили древние капища; или почитали их,
когда рассвирепевшая богиня Раздора довела их, с уда-
лением Согласия, даже до гражданских войн.
Глава XXVI
Да, они придумали поистине замысловатое средство
против мятежей, противопоставив говорящим речи народу
храм Согласия, как свидетеля поражения и казни Гракхов.
Сколько принесло это пользы, показывают последующие,
гораздо худшие события. Народные вожаки заботились
после этого не о том, чтобы избежать образа действий и
судьбы Гракхов, а о том, чтобы пойти далее их предпо-
ложений. Таковы были Люций Сатурнин, народный трибун,
и Гай Сервилий, претор, а потом, гораздо позже, Марк
Друз. От их возмущений произошли сперва жестокие
кровопролития, а затем союзнические войны, нанесшие
Италии страшные удары и доведшие ее до разорения и
запустения.
Потом последовала война невольническая и войны
гражданские. Сколько во время последних было дано
сражений, сколько пролито крови для того, чтобы усми-
рить, будто какую-нибудь варварскую орду, почти все
народы Италии, которые по преимуществу и составляли
силу Римского государства? Война с рабами была начата
весьма малым числом людей, менее чем семьюдесятью
гладиаторами, — числом, которое превзошло количество
императоров римского народа; а между тем, каких она
достигла размеров, какой силы и жестокости, сколько и
до какой степени опустошила городов и областей, — все
это едва ли были в силах передать писавшие историю. И
136