Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/135"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
шествовали по Азии и в бесчисленном множестве за-
нимались там своими делами; что и было приведено в
исполнение. Какая то была жалкая картина, когда вдруг,
нечаянно и вероломно убивали всякого, где бы кто ни
был найден, в поле, на ложе, на пиру? Какой стоял стон
умиравших, какие слезы со стороны зрителей, а может
быть, со стороны и самих убивавших? Какая жестокая
необходимость для людей, оказывавших гостеприимство,
не только видеть в своем доме эти безбожные убийства,
но и самим совершать их; от дружественной ласки чело-
веколюбия, неожиданно меняя вид, переходить к враж-
дебным во время мира действиям, нанося, могу сказать,
взаимные друг другу раны: так как пораженный получал
раны в тело, а поражающий — в душу? Неужели и эти
все пренебрегли птицегаданием? Разве у них не было ни
домашних, ни публичных богов, к которым они могли бы
обратиться с вопросом, когда отправлялись с места жи-
тельства своего в это безвозвратное путешествие? Если все
это так, то у них нет основания жаловаться в этом
отношении на наши времена. Римляне издревле пренеб-
регали такими пустяками. Если же они обращались к
богам с вопросами, то пусть скажут нам, чем это помогло?
Глава XXIII
Теперь припомним коротко, насколько можем, те бед-
ствия, которые, поскольку были внутренними, постольку
и более достойными сожаления, а именно: гражданские,
или, вернее, антигражданские распри, и не только распри,
но даже бесстыдные войны, в которых было столько
пролито крови, в которых взаимная вражда партий выра-
зились уже не спорами в собраниях и разделениями голосов
на ту и другую сторону, а открытым оружием и битвами.
Так называемые союзнические войны, войны невольни-
ческие, войны гражданские, — сколько пролили они
римской крови, какое опустошение и опустение внесли в
Италию! Но прежде чем восстал против Рима союзный
Лациум, все животные, служащие человеку, как то: собаки,
133