Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
женщину, хотя бы даже единственную дочь. Не знаю,
можно ли издать или придумать постановление более
несправедливое, чем этот закон.
Тем не менее, в этот промежуток между двумя пуни-
ческими войнами положение дел было еще довольно
сносным. Гибло только войско от внешних войн, но и
оно находило утешение в победах; внутри же не свиреп-
ствовали, как в другие времена, никакие разногласия. Но
вот в последнюю пуническую войну одним натиском
другого Сципиона (младшего), получившего за это также
прозвище Африканского, была разрушена до основания
соперница римской власти; и вслед затем на Римскую
республику обрушилась такая масса зол, что счастьем и
безопасностью, которые при испорченности нравов и нако-
пили эту массу зла, разрушенный Карфаген, как оказалось,
в самый короткий срок повредил Риму гораздо более, чем
вредил ему прежде своею долгой враждою.
За весь этот период времени, простирающийся вплоть
до Цезаря Августа, который решительно отнял у римлян,
причем на взгляд их самих уже не славную, а сварливую
и распущенную свободу, все подчинил своей воле и
восстановил и возобновил как бы одряхлевшую от болез-
ненной старости республику, — за весь этот период я
умолчу о новых и новых, по тем или иным причинам,
военных поражениях, и о нумантийском мире, запятнавшем
Рим ужасным бесславием (последнее случилось вследствие
того, что улетели из клетки куры и дали консулу Манцину,
как говорят, худое предзнаменование; как-будто в продол-
жение стольких лет, в течение которых этот небольшой
осажденный городок (Нумантий) с успехом отражал атаки
римского войска и начинал уже наводить ужас на саму
Римскую республику, другие куры пророчили ему зло).
Глава XXII
Обо всем этом, как я сказал, умолчу; но не умолчу о
том, как царь Азии, Митридат, приказал умертвить в один
день повсеместно всех римских граждан, которые пуге-
132