Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
слишком больших размеров), — итак, в это самое время
наилучших нравов и полнейшего согласия известный Сци-
пион (я имею в виду Сципиона Африканского, старшего),
освободитель Рима и Италии, знаменитый и удивительный
завершитель этой самой второй пунической войны, —
войны столь ужасной, столь убийственной, столь бедст-
венной, — победитель Ганнибала и покоритель Карфагена,
посвятивший, как пишут о нем, с самой юности жизнь
свою богам и воспитывавшийся в храмах, — этот Сципион
оказался бессильным против обвинений врагов и, потеряв
отечество, которому доблестью своею возвратил благо-
денствие и свободу, провел остаток жизни и умер в
линтернском местечке, до такой степени после знаменитого
своего триумфа не желая возвращаться в Рим, что, говорят,
сделал распоряжение, чтобы даже после смерти его не
погребали в неблагодарном отечестве.
После этого была занесена в Рим Гнеем Манлием,
победителем галатов, азиатская роскошь, которая оказалась
страшнее всякого врага. Тогда впервые появились медные
ложи и драгоценные покрывала; тогда введен был обычай
приглашать на пиры певиц и другие беспутные вольности.
Но в настоящем случае я более намерен говорить о том
зле, которое люди терпят невольно, а не о том, которое
они творят сами по доброй воле. Упомянутое мною о
Сципионе, что, оказавшись бессильным против врагов, он
умер вне отечества, которое освободил, — я упомянул
потому, что оно относится к предмету моего настоящего
рассуждения, т. е. чтобы показать, что римские божества,
почитаемые единственно ради земного счастья, от храмов
которых он заставил бежать Ганнибала, не отплатили ему
тем же. Но так как Саллюстий утверждает, что нравы
того времени были в Риме наилучшими, то я счел нужным
упомянуть об азиатской роскоши, чтобы дать понять, что
Саллюстий говорит это только по сравнению с другими
временами, когда нравы были гораздо хуже и проявлялись
в сильнейших разногласиях. Ибо в то же время, т. е. в
промежуток между второй и последней карфагенской вой-
ною, был издан известный закон Вокония, запрещавший
кому бы то ни было делать наследницей своего имущества
131