Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
разрушен карфагенянами на восьмом или девятом месяце
осады. Ужасно читать о его гибели, а еще ужаснее описывать
ее. Однако же, я кратко напомню о ней; она имеет
близкое отношение к предмету, о котором идет речь.
Сперва он был изнурен голодом до такой степени, что
некоторые употребляли в пищу даже трупы своих близких.
Затем, истощив все возможные средства, он, чтобы не
быть плененным Ганнибалом, воздвиг сообща громадный
костер, и когда костер этот разгорелся, в него бросились
все сами и побросали свои семейства, даже закалывая и
закалываясь. И что же, обнаружили как-нибудь себя в
этом случае их боги, обжоры и плуты, с жадностью
домогающиеся жертвенного тука и дурачащие людей, пом-
рачая их умы мнимыми откровениями в ложных гаданиях?
Что сделали они, помогли ли чем-либо наиболее дружес-
твенному к римскому народу городу, не дали погибнуть
ему, когда он погибал вследствие своей верности? Они
же сами присутствовали, несомненно, в качестве пос-
редников, когда он вступал в союз с Римской республикой,
заключив с нею договор. И вот, верно храня договор,
который заключил, полагаясь на покровительство их, под-
твердил честным словом, закрепил клятвой, он подвергся
со стороны вероломного врага осаде, взятию, истреблению.
Если эти самые боги навели потом бурей и молниями
ужас на Ганнибала, когда он был вблизи римских стен,
и заставили его отойти, то нечто подобное им следовало
сделать и тогда, с самого начала.
Смею заметить, что честнее было бы с их стороны
разразиться бурею за друзей римлян, которые погибали за
то, что не нарушили клятвы верности, хотя и не получили
при этом никакой помощи, чем за самих римлян, которые
сражались сами за себя и владели достаточными силами,
чтобы противостоять Ганнибалу. Если они были блюсти-
телями римского благоденствия и славы, они должны были
не допустить лечь несмываемым пятном на эту славу
гибели Сагунта. В противном же случае не глупо ли
верить, будто, благодаря их защите, Рим не погиб от руки
победителя Ганнибала, когда они не в силах были помочь
городу, погибавшему за дружбу с Римом? Если бы население
129