Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/122"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
ведливость, последовало то, о чем вкратце рассказывает
сам же Саллюстий: "Потом патриции начали порабощать
народ, распоряжаться его жизнью и добром с поистине
царской властью, лишать его полей и управлять государ-
ством одни, с устранением от участия в том остальных.
Выведенные из терпения этими жестокостями и особенно
долгами, когда беспрерывные войны требовали и податей,
и отправления военной службы, вооруженный народ уда-
лился на священный авентинский холм и там выбрал себе
народных трибунов и учредил другие права. Конец этим
раздорам и усобицам положила вторая пуническая война"*.
Итак, зачем мне вдаваться в такие длинные описания
и останавливать на них внимание своих читателей? До
какой степени была несчастна республика в столь про-
должительный период, в течение стольких лет до второй
пунической войны, когда извне не переставали беспокоить
ее войны, а внутри — раздоры и мятежи, об этом сказал
Саллюстий. Поэтому знаменитые победы Рима были не
истинной радостью людей вполне довольных, а суетным
утешением несчастных и обманчивым побуждением к пере-
несению новых бесполезных страданий для людей беспо-
койных. Добрые и благоразумные римляне пусть не сердятся
на нас за то, что мы говорим подобные вещи; хотя об
этом их не следовало бы ни просить, ни в этом убеждать,
так как, несомненно, они не будут сердиться. Ибо мы
высказываемся не более жестко и не более жестокие вещи,
чем высказывают их же писатели, далеко превосходящие
нас красноречием и подробностью изложения; а между
тем, они и сами трудились над изучением их, и заставляют
над этим трудиться своих детей. А те, которые сердятся,
выслушают ли меня спокойно, если я скажу только то,
что говорит Саллюстий? "Возникли весьма частые беспо-
рядки, восстания и, наконец, гражданские войны, когда
немногие сильные, которым очень многие старались угож-
дать, под благовидным предлогом защиты интересов пат-
рициев или плебеев стали стремиться к господству; и
добрыми и дурными фажданами стали называться не за
* Sallust. Histor. lib. I.
120