Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/119"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
четырнадцать лет в качестве частного лица в полном покое;
вместе с женою он достиг старости и умер, вероятно,
более желанной смертью, чем его тесть, погибший от
злодеяния своего зятя и не без ведома, как прибавляют,
своей дочери. Римляне, однако же, назвали этого Тарквиния
не Жестоким или Злодеем, а Гордым; вероятно потому,
что его царственной гордости они не выносили по высо-
комерию другого рода. На убийство же им своего тестя,
лучшего из царей их, обратили так мало внимания, что
сделали его своим царем: не было ли еще большим
злодейством давать такую награду за такое злодейство?
И, однако же, не ушли, оставив храмы и алтари, боги.
Разве кто-нибудь станет, пожалуй, защищать их в том
смысле, что они для того и остались в Риме, чтобы иметь
возможность не столько оказывать благодеяния римлянам,
сколько наказать их тем, что увлекли их пустыми победами
и истребляли тяжкими войнами. Такова была жизнь римлян
при царях в тот достохвальный период государственной
жизни, который продолжался почти двести сорок три года,
до изгнания Тарквиния Гордого; период, в течение кото-
рого все те победы, купленные ценою такого множества
крови и столь великих бедствий, едва раздвинули границы
государства на двадцать миль от города — пространство,
с которым нельзя в настоящее время сравнить даже
территорию любого маленького города гетов!
Глава XVI
Присоединим к этому периоду и то время, когда, по
словам Саллюстия, соблюдались еще справедливость и
беспристрастность, когда еще боялись Тарквиния и велась
жестокая война с Этрурией. Ибо пока этруски помогали
Тарквинию в его усилиях возвратить царство, жестокая
война потрясала Рим. Поэтому-то, говорит Саллюстий, в
государственном управлении соблюдались справедливость
и беспристрастность, — соблюдались под давлением страха,
а не по внушению чувства справедливости.
117