Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
и одержал победу с таким пролитием родственной крови
с той и другой стороны.
Зачем выставляют мне на вид так называемую славу и
блеск победы? Устранив это прикрытие бессмысленной
славой, рассмотрите, взвесьте, обсудите голые факты. Пусть
будет указана вина Альбы, как выставлялось на вид
прелюбодеяние Трои. Ничего такого, ничего подобного не
оказывается; а выставляется лишь одно: что Туллу нужно
было призвать к оружию "обленившихся мужей и отвыкшие
от триумфов войска"*. Итак, злодейство гражданской и
родственной войны совершилось благодаря тому пороку,
которого мимоходом касается Саллюстий. Упомянув с пох-
валою в нескольких словах древнейшие времена, когда
люди проводили жизнь без жадности и каждый был вполне,
доволен своим собственным, он говорит: "После же, когда
в Азии Кир, а в Греции лакедемоняне и афиняне начали
покорять города и народы, имея побуждением к войне*
страсть к господствованию и считая величайшей славой
величайшую власть..."** и так далее, соответственно ходу
его речи. Мне достаточно остановиться на этих его словах.
Эта страсть к господствованию терзает и губит род чело-
веческий великими бедствиями. Побежденный этой страс-
тью, Рим считал в то время торжеством для себя, что он
победил Альбу, и рассказы о своем злодействе называл
славой. "Ибо нечестивый, — говорит наше Писание, —
хвалится похотию души своей; корыстолюбец ублажает
себя" (Пс. IX, 24).
Итак, пусть снимутся с вещей ложные покровы и
обманчивые прикрасы, чтобы подвергнуть их беспристрас-
тному суду. Пусть никто не говорит мне, что такой-то и
такой-то великий-де человек, потому что сражался с тем-то
и тем-то и победил. Сражаются и гладиаторы, и они
побеждают; и бесчеловечность этого рода вознаграждается
похвалами. Но, по моему мнению, лучше кому бы то ни
было понести наказание за бездеятельность, чем добиваться
славы их подвигов. И однако же, если бы выступили на
* Virg. Aeneid. VI, v. 813, 814.
** Sallust. de Catilinae conjurat. II.
112