Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/112"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Рима, и римляне защищались, затворив ворота. Когда
последние с помощью обмана были отворены и враги
проникли внутрь стен, между тестями и зятьями произошло
преступное и крайне жестокое сражение на самой городской
площади. И вот похитители эти начинали даже терпеть
поражение, и, во множестве прячась по домам своим,
покрывали еще большим позором свои вчерашние победы,
и без того постыдные и достойные сожаления. В это
время Ромул, не надеясь уже на храбрость своих, попросил
Юпитера, чтобы они остановились: по этому случаю Юпи-
тер и получил имя Статора. Но великому бедствию этому
не было бы конца, если бы похищенные женщины не
выскочили с распущенными волосами и, припав к ногам
отцов, не смягчили их в высшей степени справедливый
гнев не победным оружием, а умоляющей любовью. После
этого Ромул, не выносивший совместного участия в прав-
лении родного брата, вынужден был принять в соправители
царя сабинян, Тита Тация; но мог ли долго терпеть его
тот, кто не пожелал терпеть брата и близнеца? Поэтому,
умертвив и этого для вящего божеского достоинства, он
стал царствовать один. Что это за брачное право? что за
побуждения к войнам? что за основания для родства,
свойства, сообщества, обожания? Что, наконец, за госу-
дарственная жизнь под покровительством стольких богов?
Видишь сам, сколько всего могло бы быть сказано по
этому поводу, если бы наше внимание не устремлялось к
тому, что остается впереди, и речь не спешила перейти
к другому.
Глава XIV
А что потом, после Нумы, при других царях? С каким
великим бедствием не только для себя, но и для римлян,
были вызваны на войну альбанцы, — вызваны потому,
что слишком долгий мир при Нуме потерял свою цену?
Какие частые поражения терпели войска римские и аль-
банские, и до какого бессилия дошли оба государства? Та
Альба, которую построил Асканий, сын Энея, и которая
была матерью Риму более близкой, чем сама Троя, начала
110