Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
от огня и меча греков; хотя греки почитали тех же богов.
Потому что в убежище Юноны
Феникс и лютый Улисс охраняли ахейцев добычу,
Стоя на страже: туда отовсюду из Трои сносились
С храмов зажженных погибшего града святыни:
Тризны богов, из массивного золота чаши,
Горы одежд драгоценных — копий врага достояны;
Малые дети и матери их, замирая от страха,
Рядом стояли вокруг*.
Очевидно, что священное место такой великой богини
избрано было не для того, чтобы оттуда не дозволялось
забирать в плен, а для того, чтобы туда можно было
заключать пленных. Теперь сравни это убежище, священное
место не какого-нибудь рядового бога или одного из толпы
низших богов, а сестры и супруги самого Юпитера и
царицы всех богов, — сравни с местами, посвященными
памяти наших апостолов. В то убежище сносилась добыча,
награбленная из зажженных храмов и у богов, сносилась
не для того, чтобы ее возвратить побежденным, а для
того, чтобы поделить между победителями; здесь же и то,
что было взято в другом месте, но оказалось принадле-
жавшим этим местам, было возвращено им с честью и
благоговейным уважением. Там свобода терялась; здесь она
сохранялась. Там сберегалось отнятое; здесь запрещено
было брать. Туда владычествующий враг сгонял для обра-
щения в рабство; сюда сострадательные враги приводили
для освобождения. Наконец, тот храм Юноны избрала для
себя жадность и гордость легкомысленных греков, а эти
базилики Христовы — милосердие и смирение самых
необузданных варваров. Но, возможно, на самом деле
греки во время этой своей победы пощадили храмы общих
и им богов и не решились убивать и забирать в плен
убежавших туда несчастных побежденных троянцев, а Вер-
гилий, как это нередко бывает у поэтов, выдумал все
* Virg. Aencid. II, v. 762 — 767.