Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/103"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Глава VII
Затем, что дурного сделал Ил ион уже во время граж-
данских войн, что был разрушен Фимбрием, негоднейшим
человеком из сторонников Мария, — разрушен с куда
большим зверством и жестокостью, чем в древнее время
греками? Тогда ведь многие ушли из него, а многие, попав
в плен, остались, по крайней мере, живы, хотя и были
обращены в рабство. Фимбрий же начал с обнародования
эдикта, которым предписывал не щадить никого, и сжег
весь город и всех людей в нем. Этим отплатили Ил иону
не греки, которых он вывел из терпения своей неспра-
ведливостью, а римляне, ради усиления которых он жер-
твовал своим благосостоянием, и общие боги ничем не
помогли, а, вернее, ничем не могли помочь для отвращения
этого. Неужели и тогда боги, которыми держался этот
город по восстановлении его после нашествия древних
греков из пепла и развалин, ушли, оставив храмы и алтари?
Если действительно ушли, ищу на то причины; и нахожу,
что граждане настолько же поступили со своей стороны
лучше, насколько боги — хуже. Те затворили ворота перед
Фимбрием, чтобы удержать город во власти Суллы: за это
Фимбрий, разгневавшись, истребил, или, точнее — совер-
шенно стер их с лица земли. А Сулла в то время стоял
еще во главе лучшей части фаждан, старался еще о
восстановлении республики силой оружия: благим начи-
наниям своим он не давал еще дурного исхода. Могли
ли фаждане этого города поступить лучше, честнее, до-
бросовестнее и достойнее своего родства с римлянами,
чем поступили о>ж, сохраняя город для лучшей части
римлян и запирая ворота перед убийцей Римской рес-
публики?
Пусть же защитники богов обратят внимание на то,
как послужило это к их гибели. Пусть боги оставили
прелюбодеев и предоставили Илион огню феков, чтобы
из пепла его родился более целомудренный Рим, но зачем
же они потом оставили тот же самый город, когда он
был родственным римлянам, не восставал против благо-
родного детища своего, Рима, а сохранял с величайшим
101