Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/102"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
был бы еще более вооружить их против римлян, чем
оскорбленный греческий супруг вооружил против троянцев;
братоубийство рождающегося государства должно было бы
разгневать более, чем прелюбодеяние бывшего уже в силе.
Для вопроса, которым мы занимаемся в данном случае,
не имеет особой важности — велел ли Ромул сделать это,
или сделал сам; что многие с бесстыдством отрицают,
многие из чувства стыда подвергают сомнению, многие
же из чувства сожаления обходят молчанием.
Мы не будем останавливаться на более тщательном
расследовании проверенных уже свидетельств об этом пред-
мете многих писателей. Несомненно, что брат Ромула был
убит, и убит не врагами, не чужеземцами. Совершил ли,
или только приказал это совершить Ромул, во всяком
случае, он был в большей степени главою римлян, чем
Парис — троянцев. Почему же тот похититель чужой
жены навлек на троянцев гнев богов, а этот убийца своего
брата привлек римлян под покровительство тех же самых
богов? Если же и делом, и повелением Ромул был чужд
этого злодейства, то, поелику оно все равно должно было
быть отмщено, его совершил весь этот город, так как весь
город не обратил на него внимания; и убил он уже не
брата, но что еще преступнее — отца. Ибо тот и другой
были основателями города, в котором одному из них
злодейски причиненная смерть не дозволила царствовать.
По моему мнению, нельзя указать ничего такого дурного,
в результате чего Троя заслужила бы, чтобы боги оставили
ее и она подверглась вследствие этого разрушению, и
ничего такого доброго, чем заслужил бы Рим, чтобы боги
в нем обитали и он вследствие того возвышался, кроме
разве того, что боги от тех убежали, будучи побеждены,
и перебрались к этим, чтобы и их также точно обольстить.
Впрочем, они остались и там, чтобы по обычаю своему
обольщать тех, которые снова населили те самые области;
и здесь, придав своему искусству обмана куда больший
блеск, приобрели еще больший почет.