Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
уйти, то сколь же безумно полагать мудростью то, что
Рим был вверен таким охранителям: как-будто он не мог
бы подвергнуться опустошению, если бы их не оставил?
Да и поклоняться побежденным богам, как правителям и
защитникам, не значит ли, вместо добрых надежд на
божество, становиться под дурные предзнаменования? Го-
раздо разумнее верить не тому, что Рим не дошел бы до
такого бедствия, если бы не погибли прежде они, а тому,
что они погибли бы давным давно, если бы их не охранял,
насколько мог, сам Рим. Ибо кто, вникнув в суть дела,
не поймет, как легкомысленно составилось предубеждение,
будто Рим не мог быть побежден под защитою побеж-
денных, и потому погиб, что потерял своих стражей-богов,
когда достаточной причиной гибели могло быть даже одно
то, что он захотел иметь стражей, которым угрожала
погибель. Итак, когда вышеприведенное писалось и вос-
певалось о богах, то это не был вымысел поэтов: это
вынуждала говорить разумных людей сама истина. Но об
этом более обстоятельно мы поговорим в другом месте.
В настоящем же случае я поподробнее остановлюсь на
поведении тех неблагодарных людей, которые зло, терпимое
ими заслуженно вследствие развращенности их нравов,
богохульно вменяют в вину Христу, а на то, что им, даже
и таким, дана была пощада ради Христа, не удостаивают
обратить своего внимания; в безумии святотатственной
дерзости упражняют они свои языки, хуля имя Христово,
языки, которыми лживо произносили это святое имя,
чтобы остаться в живых, или, по крайней мере, удерживали
их в посвященных Ему местах, чтобы там, где ради Него
враги оставляли их неприкосновенными, быть в безопас-
ности под Его защитой; но как только опасность миновала,
они поспешили убраться оттуда и выступить с враждебными
против Него злословиями.
Глава IV
Как сказал я, сама Троя, мать римского народа, не
могла в священных местах своих богов оградить горожан
8