Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
говорят они, это не дух, а горнее тело, которое простирается
под небом выше воздуха.
Что же выходит? То поэт, следуя учению платоников,
представляет, что Бог есть дух, а не тело; то, следуя
стоикам, говорит, что Он — тело? Так что же все-таки
они почитают в своем Капитолии? J\y% ли, или же,
наконец, само плотское небо? Зачем их Юпитер держит
тот щит, что зовется Эгидой? Ведь происхождение этого
названия восходит к той басне, что Юпитера, скрытого
матерью, вскормила коза. Но может и это сочинили поэты?
Разве и Капитолий — сочинение поэтов? И что, наконец,
значит это — не поэтическое, а шутовское разногласие:
искать богов в книгах философов, а почитать в храмах
по представлениям поэтов?
32. Но разве был поэтом известный Евгемер, который
и самого Юпитера, и отца его — Сатурна, и братьев —
Плутона и Нептуна, так ясно представил как людей, что
поклонники их скорее должны быть благодарны поэтам
за то, что они весьма многое измыслили не для уменьшения
их чести, а для их приукрашения; (Цицерон говорит, что
этот Евгемер был переведен на латинский язык поэтом
Эннием (О природе богов, кн. 1)).
Разве и сам Цицерон был поэтом, когда он убеждает
как посвященного в таинства того своего противника, с
которым состязается в "Тускуланских беседах", говоря так:
"А если я попытаюсь исследовать древнее и изучить то,
что передали писатели Греции, то откроется, что боги
многих народов удалились от нас на небо. Спроси: "Чьи
из них могилы показываются в Греции?" Так как ты
посвящен, то вспомни, что представляется в мистериях"
(Тускул. 1). Конечно, этот писатель достаточно ясно испо-
ведует, что боги были людьми, только он благожелательно
предполагает, что они переселились на небо; впрочем,
когда он говорил о Ромуле, то не постеснялся заявить
всенародно, что и эта предполагаемая почесть усвоена
богам людьми. Он говорит: иТого Ромула, который основал
этот город, мы возвысили по народной молве и благо-
расположению вознесли к богам бессмертным" (Речь против
Каталины).
96