Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XXII
30. Но стоит ли об этом спрашивать людей, обна-
руживших суетность при размышлении о том, кто Он?
Одни говорят: "Это Сатурн"; я думаю, это потому, что
освящают субботу, ибо они этот день приписали Сатурну.
Варрон же считал Бога иудеев Юпитером, полагая, что
Его можно называть каким угодно именем, ибо под Ним
понимал бытие. Я думаю, что он был просто поражен
Его величием; ведь римляне, действительно, не признают
никого выше Юпитера, о чем достаточно ясно свидетель-
ствует их Капитолий; его же они считают царем всех
богов. И когда Варрон обратил внимание на то, что иудеи
чтут высочайшего Бога, то никого другого он не мог
разуметь под этим, кроме Юпитера. Но признает ли кто
Бога иудеев Сатурном, или Юпитером, пусть ответит: когда
такое было, чтобы Сатурн дерзнул запретить чтить другого
бога? И даже самого своего сына Юпитера, который отнял
у него власть, он не запрещает чтить. Если же этот
последний угоден своим почитателям как более могущес-
твенный и как победитель, то пусть они не почитают
побежденного и изгнанного. Но и Юпитер не запретил
почитать Сатурна, и таким образом допустил быть богом
тому, которого смог победить.
Глава XXIII
31. Они говорят, дескать басни эти должны быть или
истолкованы мудрецами, или осмеяны; а мы почитаем
Юпитера, о котором говорит Марон: "Все полно Юпи-
тером" (Эклог. 3), т. е. все имеет животворящий дух.
Поэтому и Варрон не без основания полагал, что Юпитер
чтится иудеями, поскольку Бог говорит через пророка:
"Не наполняю ли Я небо и землю?" (Иерем. XXIII, 24).
Разве это не то же, что поэт назвал эфиром, говоря: "Так
Эфир, всемогущий отец, плодотворным дождем опустился
на лоно супруги счастливой" (Георгики, кн. 2). Ведь эфир,
4 Зак. 3645
95