Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/96"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
время как у своих ложных богов, которые суть настоящие
демоны, ничего так не ценят, как если когда-нибудь с
помощью их ответов узнают нечто, имеющее с ними
произойти.
Глава XXI
29. А если это так, то почему они, жалкие люди, не
поймут, что истинный Бог есть именно Тот, Который (и
они не могут этого не видеть) настолько выделяется из
общества их богов, что желая чтить всех богов, они не
могут чтить Его вместе с прочими? Таким образом, если
они не могут почитать Его вместе с прочими, то почему
не избирают Того, Который запрещает почитать других,
оставив этих, не запрещающих почитать Его? Или же если
и эти запрещают, то пусть где-либо найдут свидетельства
этому.
В самом деле, разве не такого рода запреты должны
в первую очередь оглашаться народу в храмах? И конечно,
запрещение столь многих против одного должно было бы
явиться более значительным и сильным, чем запрещение
одного против столь многих. Ибо если поклонение этому
Богу нечестиво, то бесполезны те боги, которые не убе-
регают людей от нечестия. А если поклонение Ему бла-
гочестиво, то в таком случае нечестиво служение прочим
богам, так как оно запрещается при почитании Его. А
если они запрещают почитать Его столь нерешительно,
что люди больше боятся слушать об этом, чем осмеливаются
запрещать, то кто не понимает, кто не чувствует, что
должно избрать именно Его, — Который так всенародно
запрещает почитать иных богов, Который повелел низ-
ложить их изображения, предрек это и действительно
низложил, — чем почитать тех, о которых мы не знаем,
чтобы они запрещали почитать Его, не читаем, чтобы они
предсказывали, не видим, чтобы они были в силах что-либо
сделать? Я спрашиваю: Кто есть этот Бог, Который так
преследует всех языческих богов, Который враз отменил
все их священнодействия?
94