Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
другом. А Сократ, которого они превознесли над всеми
в области деятельной, направленной к воспитанию в нравах,
так что, по заявлению их бога Аполлона, он был провоз-
глашен мудрейшим из эллинов, — пополнил (пусть они
не умалчивают об этом!) несколькими стишками басни
Эзопа, приспосабливая свои слова и чиацр к предметам
другого; он до того не хотел ничего писать, что говорил,
будто это он делает по велению своего демона, как об
этом сообщает знаменитейший из учеников его — Платон;
однако и сам Платон более предпочитал приукрашивать
чужие мысли, чем излагать свои.
Итак, в чем же причина того, что наши противники
склонны верить тому, что об этих философах сообщили
их ученики, а относительно Христа не хотят верить тому,
что о Нем написали Его ученики, тем более, что они
согласны признать Его превзошедшим в мудрости всех
людей, хотя и не согласны признать Его Богом? Выходит,
что те, о которых они не сомневаются, что они были
гораздо ниже Его, смогли сделать своих учеников достой-
ными веры, а Он не смог. Поскольку это предположение
весьма глупо, то пусть они веруют в Того, Которого
признают мудрейшим, не так, как им угодно, а как они
находят у научившихся от оного Мудреца тому, о чем
они писали.
Глава VIII
13. Затем пусть они ответят: откуда им известно, что
Он был самым мудрым? Если из распространившихся
слухов, то что же, выходит молва о Нем более осведомлена,
чем Его ученики? Наконец, пусть они отдают предпочтение
одним рассказам перед другими и доверяют тем рассказам
о Нем, которые наиболее важны. Ведь те повествования,
которые с изумительной ясностью исходят от католической
Церкви, распространившейся, к их великому удивлению,
по всей земле, без всякого сомнения превосходят их
пустопорожнюю болтовню. Свидетельства Церкви столь
величественны и славны, что враги ее, исполнившись
страха, переживают свои робкие и утратившие былой пыл
82