Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
отвечать на такого рода вопросы как для укрепления своей
веры, так и для опровержения их пустословия, то по
вдохновению от Бога и с помощью Его (о если бы это
помогло и их спасению!) мы в настоящем произведении
взяли на себя труд показать заблуждение или безрассудство
тех, которые вообразили, будто бы они могут представить
достаточно убедительные обвинения против четырех книг
Евангелия, написанных четырьмя евангелистами; а чтобы
это осуществилось, необходимо показать, что эти четыре
писателя не противоречат сами себе, ибо наши противники
видят свою победу именно в том, что евангелисты якобы
противоречат друг другу.
И. Но прежде всего должно разрешить вопрос, который
обыкновенно смущает многих, а именно: почему Господь
Сам ничего не писал, чтобы это вынудило верить и другим,
писавшим о Нем? Об этом обычно говорят те язычники,
которые не осмеливаются обвинять и злословить Самого
Иисуса Христа и признают за Ним высочайшую премуд-
рость, но только премудрость человеческую; такие говорят,
что ученики Его приписали своему Учителю большее, чем
Он был в действительности, и что именно они стали
утверждать, будто Он — Сын Божий, Слово Божие,
Которым было все создано, что Он и Бог-Отец — одно,
и будто в апостольских писаниях есть нечто подобное, из
чего мы узнали, что Его вместе с Отцом должно почитать
единым Богом. Таким образом они полагают, что Он
должен быть почитаем только как мудрейший человек, но
не согласны с тем, что Его следует чтить как Бога.
12. Таким образом, когда они спрашивают, почему Он
Сам не писал, то, как кажется, они были бы готовы
верить тому, что Он Сам бы написал о Себе, но не тому,
что другие проповедали о Нем по своему усмотрению.
Поэтому я спрашиваю у них: на каком основании сами
они уверовали в то, что написали об их знаменитейших
философах ученики последних, хотя сами эти философы
ничего о себе не писали? В самом деле, ведь говорят,
что Пифагор, — по сравнению с которым Греция не
имеет ничего более ясного в области созерцательной силы,
— ничего не написал не только о себе, но и ни о чем
81