Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
силы представлены в образе двух жен Иакова, о которых
я, насколько мог, говорил при опровержении учения Фавста
Манихея*. В самом деле, Лия понимается как трудящаяся,
а Рахиль — как начало созерцания. Таким образом дается
понять, что три евангелиста, весьма тщательно исследуя
земные деяния Господа и Его слова, которые имеют
преимущественное значение для назидания в нравах на-
стоящей жизни, пребывали в этой деятельной силе, а
Иоанн, гораздо менее повествующий о деяниях Господа
и с большей тщательностью и подробностью собирающий
Его изречения, которые внушают мысль о троичности
Божества и блаженстве вечной жизни, удержал свое вни-
мание и проповедь в восхвалениях созерцательной силы.
Глава VI
9. Поэтому мне кажется, что при объяснении значения
четырех животных из Откровения в отношении к еван-
гелистам, более правы были те, которые отнесли льва —
Матфею, человека — Марку, тельца — Луке и орла —
Иоанну, нежели те, которые приписали человека — Мат-
фею, орла — Марку, льва — Иоанну. Действительно,
последние искали основания в начальных словах книг, а
не в целостном направлении мысли, которое одно и
должно было исследоваться. Ведь гораздо естественнее,
чтобы тот, кто изобразил преимущественно царственное
лицо Христа, был обозначен львом. Поэтому и в Откро-
вении вместе с царственным коленом упомянут лев, когда
сказано: "Вот, лев от колена Иудина, корень Давидов,
победил..." (Откр. V, 5). У Матфея же повествуется, что
и волхвы пришли с Востока для поклонения Царю, Который
был указан им звездой как уже рожденный; и сам Ирод
страшится царственного Дитяти и, чтобы умертвить Его,
убивает всех младенцев (Мф. II, 1 — 18).
А что тельцом обозначен был Лука, ввиду величайшей
жертвы Первосвященника, в этом никто не сомневался,
Имеется б виду трактат "Об истинной религии".
79