Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
сущности, оно подсекается ею в самом корне. Ибо если
верховный принцип отношения Бога к твари не есть
любовь, а бесстрастный, холодный закон, воздающий каж-
дому должное, если спасающее действие благодати ограни-
чивается меньшинством предопределенных избранников,
если, наконец, Сын Божий есть искупление не для всех,
с только для некоторых, то никто не может быть уверен
в своем спасении. Тогда уже не может быть речи о доверии
к Богу, и отношение к Нему человека обращается в вечный
страх, который не может быть уравновешен надеждой. С
точки зрения "порядка", осуждение или спасение человека
есть факт безразличный; отдельный индивид не есть цель;
он лишен безусловной цены и значения.
Система Августина поэтому не представляет собой до-
статочных объективных оснований для религиозной на-
дежды и не дает того успокоения в Боге, которого ищет
его настроение. Оттого-то Августин гораздо симпатичнее
в своей "Исповеди", чем в своем учении; он привлека-
тельнее в том, что он искал, чем в том, что он нашел...