Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/75"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
Дух Святой в сердца наши (Рим. V, 5), то она еще не
исполняется надлежащим образом, хотя и кажется, что
исполняется. Любовь эта есть именно любовь к Богу и
ближнему; и именно "на этих двух заповедях утверждается
весь закон и пророки" (Мф. XXII, 40). Возьми Евангелия,
возьми апостолов; ведь не откуда-нибудь еще — этот
голос: "цель назидания есть любовь (I Тим. I, 5) и "Бог
любовь есть" (I Иоан. IV, 16). Следовательно, все, что
заповедует Бог, например: "не прелюбодействуй" (Мф. V,
27), и все, что не повелевается, но предлагается в качестве
совета, например: "хорошо человеку не касаться женщины"
(I Кор. VII, 1), — все это правильно исполняется тогда,
когда направляется к любви Бога и ближнего ради Бога,
и в этом веке, и в будущем; Бога — теперь, посредством
веры, тогда, посредством виденья, и самого ближнего —
теперь, посредством веры. Ибо мы, смертные, не знаем
сердца смертных, тогда же "осветит Господь скрытое во
мраке и обнаружит сердечные намерения: и каждому будет
похвала от Бога" (I Кор. IV, 5); потому что предметом
похвалы и любви одним ближним в другом будет то, что
в целях открытия будет освещаться Самим Богом.
Похоть же уменьшается по мере возрастания любви до
тех пор, пока эта последняя дойдет здесь до такой высоты,
больше которой уже ничего не может быть: "большей же
любви никто не имеет, как если кто положит душу свою
за друзей своих" (Иоан. XV, 13). Там же, где не будет
никакой похоти, кто укажет, какова там будет любовь?
Ведь когда не будет никакого притязания со стороны
смерти, тогда будет высшее совершенство.
122. Но пусть будет когда-нибудь и конец этому про-
изведению, о котором ты сам будешь судить, должен ли
ты его называть или считать энхиридионом. Я же, не
считая нужным отвергать твое усердие во Христе, с верою
во благо для тебя, с надеждою на помощь нашего Иску-
пителя и с любовью к тебе большей, чем к какому-либо
другому из членов Его, написал, насколько был в силах,
тебе книгу, о, если бы столь же полезную, как и прос-
транную, о вере, надежде и любви.