Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
допределения. "Нет более славного примера предопреде-
ления, чем сам Иисус". "Кто из верных хочет хорошо
понять предопределение, тот пусть взирает на Него и в
Нем найдет самого себя". Бог, сделавший этого восприня-
того Им человека из семени Давида праведным безо всяких
его предшествовавших заслуг, так же постуцит и со свя-
тыми, которых Он предопределил. Бог в людях, как и в
Нем, соделывает благую волю. Создатель вселенной "и
Его и нас предопределил. Ибо и в Нем, чтобы Он стал
нашим Главою, и в нас, чтобы мы стали Его членами,
Он предвидел не дела наши, имеющие предшествовать, а
будущие Свои дела".
Таким образом, человеческая воля Христа, как и че-
ловеческая воля вообще, низводится Августином до степени
пассивной среды благодати, автоматического орудия предо-
пределения. Притом, так как сама благодать не есть
всеобщее Божественное действие, а лишь одно из пос-
ледствий предопределения, то и человечность Христа, как
выражение благодати по преимуществу, есть лишь частное
проявление всеобщего закона предопределения.
Эта христология Августина служит лучшим показателем
отношения его теократического идеала к христианской
идее. Христианский идеал требует совершенного прими-
рения человеческой свободы с Божественной благодатью
во Христе, — органического единства и взаимодействия
свободного Божества и свободного человечества. Между
тем, учение Августина принципиально отрицает во Христе
человеческую свободу. Конечно, и с точки зрения универ-
сальной христианской идеи, наше греховное состояние есть
состояние относительной несвободы. Но учение Августина
возводит это относительное временное состояние в вечный
и абсолютный принцип; в этом именно и заключается
уклонение его учения от христианства.
Высшее понятие в учении Августина есть Божественный
порядок вселенной; всемирное господство Божественного
права есть его социальный идеал. Этот идеал всемирного
Божественного права и правды, как всеобщей нормы
социальных отношений, есть необходимый момент в
христианстве; но заблуждение Августина заключается в
746