Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/747"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
на всех. Благодать же спасает только некоторых, избранных,
тех, кому предопределено спастись. Сфера действия ее
ограничена: она относится к предопределению, как частное
к всеобщему. Как спасение, так и осуждение людей от
* века совершено в предопределении. С этой точки зрения,
конечно, нельзя говорить о каком-либо свободном со-
действии человека в деле спасения. Каждое движение
человеческой воли к добру есть лишь автоматическое
повторение предвечного Божественного акта; благодать,
спасающая по предопределению, есть совершенное отри-
цание свободы.
В этом заключается великое несовершенство учения
Августина. Если мы станем на условную историческую
точку зрения, то должны будем признать, что по отношению
к своей исторической среде и эпохе он прав. Тот великий
всемирно-исторический кризис, который совершался на
его глазах, был действительно великим насилием Христовым
над греховным человечеством, и постольку торжеством
августиновских начал и поражением пелагианства. Но для
всесторонней исторической оценки учения, которое прежде
всего хочет быть христианским, необходимо уяснить себе
его отношение к христианству в целом. Если мы взглянем
на него с универсально-христианской точки зрения, то
легко убедимся в том, что оно заключает в себе некоторое
уклонение от основного христианского принципа. Уже
раньше, при характеристике антиманихейских произведений
великого отца церкви, мы видели, что центральная идея
христианства — боговоплощение, не есть центральный
принцип его учения. То же следует сказать и о его
антипелагианской проповеди. И здесь основным понятием
является вечный порядок, закон, действующий как пре-
допределение, а не богочеловеческая личность Христа.
Христос, по учению Августина, есть высшее явление бла-
годати: в Нем, "как в нашем Главе, раскрывается сам
источник благодати", откуда она изливается на все "члены
Его тела". Христос есть человек, воспринятый Словом
Божиим и ставший с Ним едино безо всяких своих
предшествовавших заслуг. Высшее явление благодатного
принципа, Христос, потому есть высшее обнаружение пре-
745