Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/746"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
Принцип свободы в этом разложившемся обществе был
началом центробежным, разрушительным, и в пелагианстве
раскрылось действительное его отношение к общественному
строю того времени. Принцип свободы в пелагианском
учении выразился так же, как он выражался во всей
исторической действительности того времени? — в отрица-
нии органического социального единства и в восстании
против мистического, организующего действия благодати.
Ради спасения общества этот разрушительный принцип
должен был быть насильственно обуздан и подавлен:
коллективное единство церковного организма для масс
могло быть лишь принудительным, насильственным. Этим
объясняются своеобразные особенности Августинова учения
о благодати. Благодать Божья явилась ему, как сила
всемогущая, неодолимая. Она создает духовную силу Рима
руками варваров, уничтожающих его светское могущество,
она приводит людей к единству во Христе силой светского
меча; она торжествует в падении и уничижении челове-
ческой силы, ниспосылает людям бедствия для их вразум-
ления, действует на них толчками и ударами; она потрясает
основы вселенной и совершает чудо человеческого спа-
сения, сокрушая, насилуя и разрушая. По отношению к
обществу того времени, христианскому лишь по названию
и языческому по существу, она — внешний насильственный
закон, суровый и неумолимый, ибо она есть его осуждение
и упразднение; по отношению к этому обществу она есть
фатум.
Таким действительно должно было представляться дейст-
вие благодати христианам того времени. Но Августин
принял временное явление благодати как всеобщий закон
ее действия. "Предопределение Божие относительно добра,
— говорит он, — есть уготовление благодати, благодать
же есть последствие самого предопределения". Притом
предопределение, этот вечный закон, которым Бог все
нормировал, есть, с точки зрения Августина, всеобщее
отношение Бога к твари, благодать же — лишь частное
его действие. Предопределение есть вселенский закон,
осуществляющийся в целом строе мироздания, как в спа-
сении праведных, так и в осуждении злых: оно простирается
744