Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
церковного и государственного, характеризующего ту эпоху,
неудивительно, что порядок благодатный смешивается
Августином с порядком правовым, и светское принуждение
принимается им за необходимый способ действия благодати.
Из того, что Бог устрашает и наказует, по его теории
непосредственно следует, что государство должно устрашать
и наказывать еретиков, т. е. отправлять пастырские обя-
занности. Но, с другой стороны, и духовная власть пред-
ставляется ему облеченной силой и мощью власти госу-
дарственной, ибо и ''пастырь должен иногда бичом воз-
вращать в стадо заблудших овец". Ересь подводится им
под одну категорию с общими уголовными преступлениями:
если государство наказывает воров и фальшивомонетчиков,
то тем более оно должно карать еретиков!
Таким образом, в полемике с донатистами юридический,
латинский элемент восторжествовал над личным религи-
озным настроением Августина, и он волей-неволей явился
апологетом церкви-государства против антицерковного и
антигосударственного движения донатистов.
Столь же сильно сказывается этот латинский элемент
и в антипелагианской проповеди великого отца церкви.
Человеческая природа подавлена силой зла, и свобода
человека есть лишь отрицательное, злое начало: таково
центральное убеждение Августина, являющееся плодом на-
блюдения и опыта всей его жизни. Естественно, что добро
представляется ему лишь как начало абсолютно сверхче-
ловеческое, и благодать понимается им как фатум, совер-
шающий спасение человека посредством уничтожения его
свободы. По смыслу и сущности основного христианского
принципа, спасение не может быть делом ни одного
Божества, ни одного человека. Христианская идея бого-
человечества, кроме благодатного действия свыше, требует
еще и содействия человеческой свободы в деле спасения.
Но человечество, каким наблюдал его Августин, не было
здоровым и нормальным человечеством, и нет ничего
удивительного в том, что спасение представлялось ему
односторонним действием благодати, в котором челове-
ческий элемент был обречен лишь на пассивную роль.
743