Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
всемогущий вечный закон, по отношению к которому
человечность Божества имеет подчиненное значение сред-
ства.
Существенно латинским характером отличается и апо-
логия церковного единства, выдвинутая Августином против
донатистов. Сущность их спора такова, что апологет цер-
ковного единства неизбежно становится и апологетом един-
ства государственного, мирского. Ибо, если донатизм —
восстание африканского национализма против универсаль-
ной римской идеи как в церкви, так и в государстве, то
вселенская церковь выступает против донатистов как пред-
ставительница идеи всемирного правового порядка. Церковь
в этом споре явилась Августину как правовой организм,
располагающий силой светского меча для борьбы против
еретиков, как единство принудительное, насильственное.
Сам Августин вначале выступал против насилия. "Мое
первоначальное мнение, — пишет он, — состояло в том,
что никто не должен быть принуждаем к единству Христову;
что нужно действовать словом, сражаться рассуждением,
побеждать разумом, чтобы не сделать притворными като-
ликами тех, кого мы знали открытыми еретиками". Так
рассуждал Августин еще в 404 г. на Карфагенском соборе.
Глубоко религиозный мыслитель, он желал единения с
Богом интимного, внутреннего, а не единства насильствен-
ного, внешнего. Но он видел тогдашнее римское, тем
более африканское общество, на которое трудно было
повлиять убеждением и проповедью; общество это могло
быть побеждено лишь страхом и насилием. Созерцая в
нем наглядно всю бездну извращенной человеческой при-
роды, великий апологет видит, что в настоящем, греховном
своем состоянии масса людей может быть принуждена к
добру лишь силой. Сообразно с этим и единство Христово
для огромного большинства есть неизбежно единство внеш-
нее, насильственное. Между тем, чтобы спасти разлагаю-
щееся общество, необходимо заставить его войти в
церковную ограду. Единство требуется во что бы то ни
стало, и если нельзя достигнуть его силою оружия духов-
ного, то остается прибегнуть к мечу государственному.
741