Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
rv
Таким образом, как видно из всего вышеизложенного,
% вся апологетическая деятельность Августина проникнута
одной центральной идеей, одним историческим мотивом.
Теократия, как закон вселенной, как принцип архитектур-
ного единства церкви, как содержание религиозной жизни
личности и общества, — таковы три стадии этой деятель-
ности, которая вся резюмируется двумя словами — Civitas
Dei.
Но не следует забывать особенностей культурно-исто-
рической задачи, выпавшее на долю великого отца церкви.
Центральная всемирно-историческая задача западного хри-
стианства того времени есть обоснование латинского
единства против варваров. Это единство, которое требуется
во что бы то ни стало удержать и спасти, не есть только
единство христианское, церковное, но и мирское, госу-
дарственное. Как нам уже приходилось указывать, западная
церковь в то время была отягощена бременем мирского
общества, которое она несла на своих плечах. Государст-
венное единство держится исключительно ею; отношения
церковные и мирские переплетены и связаны столь тесно,
что никто не может сказать, ту* ,?~личается государство
и где кончается церковь.
Западный апологет христианского единства в то время
волей-неволей является апологетом единства латинского;
его учение не есть чистое и беспримесное христианство:
его идеал неизбежно насыщен преданиями мирскими,
государственными. Сознательно или бессознательно, он
участвует в строении нового христианского Рима, в котором
дает себя чувствовать Рим старый, языческий. Его идеал
вечного града Божия есть прямая антитеза языческого
вечного города, идеальный анти-Рим.
Августин не есть апологет чистого христианства, а
апологет западной, односторонней его формы. Латинский
идеал, которому в то время противостоит и угрожает мир
варварский, есть прежде всего идеал всемирного закона,
всемирного правового порядка. Чтобы одолеть варваров,
нужно противопоставить им закон неодолимый, сверхче-
739