Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/733"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
мающим и организующим человечество, как единый союз;
она раздробляется для всех на множество мелких, еди-
ничных актов Божественного произвола, представляется
им рядом чисто внешних воздействий Бога на единичного
♦ человека. Все эти воздействия сводятся к трем главным:
творению, законодательству и учению. Создавая человека,
Бог вложил в него естественный закон, дав ему свободную
волю для его исполнения. Человек мог не грешить, но
так как он согрешил и, следовательно, вложенного в него
от природы сознания нравственного закона оказалось не-
достаточно, то явилась необходимость во внешнем напоми-
нании закона богооткровенного и, наконец, во внешнем
авторитетном примере и учении Спасителя. Жизнь и
страдания Христа — Его индивидуальная заслуга, а не
универсальное спасающее действие; крестной смертью не
искупаются наши, чужие для Него грехи: она может быть
спасительна для нас не как искупление, а как назидание
и пример, могущий побудить нас к исполнению закона.
Человек не органически связан со своим Спасителем, а
относится к Нему лишь чисто внешним образом, как
ученик и подражатель. Каждый из нас может спастись не
чужими заслугами, а лишь полным и безукоризненным
соблюдением закона. Основным принципом спасения явля-
ется не милость, а правда Божия, выражающаяся в формуле
"каждому свое"; спастись можно только полным и без-
укоризненным соблюдением закона: неисполнившие хотя
бы одной йоты закона подпадают без милосердия осуж-
дению и вечному аду.
Нетрудно понять, в каком отношении стояло это учение
к общественному настроению и событиям того времени.
Пелагий, начавший свою проповедь в Риме за несколько
лет до катастрофы 410 г., был поражен глубоким нравст-
венным упадком тогдашнего римского общества. В виду
надвигающейся со всех сторон грозы, он считал необ-
ходимым вывести общество из состояния нравственной
лени, апатии и отчаянья, возбудить в больном обществен-
ном организме спасительную для него реакцию. Спасение
общества — в нем самом, думал Пелагий; чтобы побудить
его к деятельности, нужно прежде всего поднять в нем
731