Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
и чуждо противоречий, так как система абсолютно логичная
есть лишь недостижимый идеал человеческого разума, то
нельзя отрицать за каким-нибудь учением значение системы
только потому, что оно имеет свои противоречия, ибо в
таком случае нельзя было бы вообще найти систему,
заслуживающую этого названия. Вообще *мы признаем
системой всякое учение, которое проникнуто единым иде-
алом или принципом, а не представляет собой механичес-
кую комбинацию начал разнородных, внешним образом
связанных между собой. Чтобы отрицать за каким-либо
учением значение системы, мало того — показать в нем
противоречия, — нужно показать еще, что эти противо-
речия суть результат столкновения противоположных эле-
ментов, не связанных между собой в данном учении
никаким общим идеалом или интересом; что, следователь-
но, разбираемое учение представляет собою не органическое
единство, а лишь механическую комбинацию.
Что касается учения Августина, то если оно представ-
ляется некоторым немецким ученым собранием проти-
воречий, объединенных лишь личностью их автора, то
виноват в этом не Августин, а они сами. Виноват в этом
главным образом тот догматический интерес, который
заставляет их смотреть на исторические события и учения
сквозь призму их вероисповедания. Многие положения
Августина, как например его учение о благодати, в котором
он является до известной степени предшественником Лю-
тера, признаются ими за учения евангелические и превоз-
носятся. К другим его положениям, как например учению
о церкви, где он выступает предтечей католицизма, они
относятся чрезвычайно враждебно, как к элементу "вуль-
гарно-католическому". Поэтому от них ускользает та тесная
органическая связь, которая существует между учением
Августина о благодати и его церковным идеалом, и вообще
все учение великого отца церкви произвольно и искусст-
венно рассекается ими на элементы евангелические и
не-евангелические. В частности, некоторые ученые, как
например Рейтер, не в состоянии уловить единство идеала
Августина из-за самого их метода исследования, — до-
бросовестного и тщательного, но слишком мелочного и,
722