Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
окреп, прийдя в соприкосновение с варварским миром, и
апологет церковного единства умер на пороге этого нового
германского мира, как бы завещая ему свое дело для
продолжения и завершения.
Вопросы, вокруг которых вращается мысль великого
апологета, и его ответы подсказаны историческими собы-
тиями его эпохи. Всматриваясь в его апологетическую
деятельность, мы увидим, что вся она есть не что иное,
как проповедь боговластия, как всеобщего закона вселенной
и принципа всемирной социальной организации. Посте-
пенным упразднением ветхого Рима и созиданием нового,
т. е. главным историческим делом той эпохи, определяются
исторические рамки этой проповеди. Идеал всемирного
вечного города, построенного не на шаткой человеческой
основе, подверженной разрушению и гибели, а на вечном
божественном фундаменте, — идеал града Божия, — есть
ее начало, середина и конец.
Чтобы убедиться в этом, попытаемся охватить одним
взглядом апологетическую деятельность Августина в целом.
Казалось бы, что общего между разнообразными про-
тивниками, с которыми пришлось бороться Августину,
отстаивая свою христианскую идею, что общего между
этими столь разнородными по характеру и тенденциям
ересями и сектами, — манихеями, донатистами, пелаги-
анами? В чем сближаются между собой эти христианские
ереси и римское язычество, против которого направлена
Civitas Dei Августина? По-видимому, как между против-
никами блаженного Августина нет никакой солидарности
и единства, так же точно и в его апологетической дея-
тельности нет никакого центрального, господствующего
интереса, нет центральной руководящей идеи, которая
сообщила бы его проповеди единство системы. К такому
заключению, действительно, приходит большая часть не-
мецких протестантских ученых, в особенности же Рейтер
и вслед за ним — Гарнак. "О системе Августина не может
быть и речи, — говорит последний. — Главнейшая заслуга
Рейтера заключается в том, что он доказал невозможность
конструировать систему Августина и устранить про-
тиворечия, заключенные в ней". Против различных
720