Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/717"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
которое он ему противополагает, есть единство насильствен-
ное, внешнее.
Углубляясь, далее, в миросозерцание нашего отца церк-
ви, мы найдем в нем тот скептицизм, который, как мы
видели, выражается в смирении ума, в сознании неспо-
собности человека одними собственными его силами поз-
нать истину. Нечего и говорить о том, что оно сохраняет
в себе мистический идеал неоплатоников; подобно неоп-
латоникам, оно рассматривает все существующее sub specia
aeterni, относя все единичные вещи к их вечной сверх-
чувственной идее. Затем, как мы говорили выше, оно
несет на себе печать могучего влияния Амвросия. Эти
элементы миросозерцания блаженного Августина отчасти
суть необходимые моменты христианского сознания, отчас-
ти же содержат в себе примесь лжи, характеризующей ту
одностороннюю форму христианства, которая проявилась
в его творениях.
Все, кому христианство не достается даром, кто получает
его не как наследственный дар, а приходят к нему разумом
и волей путем свободного исследования, неизбежно про-
ходят через идеалистические порывы молодости и через
отчаянье пессимистов и скептиков: чтобы уверовать в
мистический идеал христианства, нужно вместе с песси-
мистами отчаяться в земной действительности; но, чтобы
подчиниться церкви, нужно вместе со скептиками отре-
шиться от рационалистического самомнения и гордости
разума. Чтобы быть христианином, нужно уверовать в
сверхчувственную идею и признать над собою божествен-
ный авторитет. Моменты развития Августина суть, таким
образом, до некоторой степени необходимые моменты в
христианстве, и его "Исповедь" может быть названа фено-
менологией христианского сознания.
Но миросозерцание нашего отца церкви, как уже указы-
валось ранее и в чем мы еще сможем убедиться после,
содержит в себе немало субъективной и местной лжи. Мы
говорили о том, что он не вполне преодолел в себе
манихейский дуализм, и что единство, которое он противо-
поставляет последователям Манеса, есть единство насиль-
ственное, внешнее. Последнее обстоятельство имело
715