Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
всесильной благодати, которая торжествует над челове-
ческим злом в сильнейших его проявлениях, выносит
борьбу с высшей человеческой властью. В лице Амвросия
% представитель религиозной идеи торжествует над челове-
ческим могуществом на его высшей ступени. Он выходит
победителем из столкновений с арианской императрицей
и повергает в прах такую колоссальную личность, как
Феодосии Великий. Вместе с тем это олицетворенный
контраст между бессилием и ничтожеством мирской власти
в лице слабых императоров, вроде Грациана и Валентиниана
Н-го, и величием духовной власти представителя церкви.
Этот святитель, утверждавший, что государство в церкви,
а не церковь в государстве, что церковь первее и больше
государства, — действительно господствует и торжествует
над мирскою властью, являясь то в роли сурового судьи
и наставника, то в образе опекуна и дядьки слабоумных
императоров. По своему характеру и тенденциям он во
многих отношениях является предшественником великих
средневековых пап, предтечей Григориев и Иннокентиев.
Августин ищет религиозную идею в конкретном историчес-
ком воплощении. И вот христианская идея является ему
в энергии всесторонней практической деятельности. Он
ищет объективного спасающего начала, божественного
единства, как объективной нормы человеческой жизни и
деятельности, и сталкивается с могучей вселенской органи-
зацией церкви, представляемой колоссальной личностью
великого епископа. Но Амвросий импонирует ему не только
внешним авторитетом своего величия и могущества. Он
мирит в себе церковный авторитет с научным образованием,
слово его звучит не только как внешнее предписание, но
обладает внутренней убедительной силой. Он олицетворяет
собою церковь не только как единство внешнее, но как
разумный порядок, как единство органическое, внутреннее.
Слушая Амвросия, Августин впервые убеждается в воз-
можности разумного истолкования христианского учения,
удостоверяется в отсутствии коренного противоречия между
разумным знанием и объективным откровением.
В лице Амвросия христианский идеал является Августину
как всестороннее господство божественного порядка над
711