Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Августин, есть не что иное, как своеобразный пессимизм
того времени. Это прежде всего, по словам проф. Гарнака,
"последовательный, резкий дуализм в форме фантастичес-
кого умозрения о природе". Весь мир, по учению манихеев,
есть результат случайного соединения доброго и злого
начал, света и мрака, которые понимается материалис-
тически, как две вещественные субстанции, как физический
свет и мрак. Ворвавшись в царство света, князь мрака,
сатана, пленил часть световой субстанции. Возникновение
всего существующего: неба с его светилами, земли и всего
живущего на ней обусловлено этим пленением частиц
доброй световой субстанции, которые стремятся осво-
бодиться от оков злого начала, сатаны, их пленившего, и
воссоединиться с царством света, от которого они были
насильственно отторгнуты. В этом освобождении заклю-
чается конечная цель творческого процесса, конечная цель
развития мироздания. Таким образом, в манихейской сис-
теме, в сущности, зло активно, добро же лишь пассивно:
роль его сводится к чисто пассивному самосохранению,
самообороне против наступающей силы зла. Добро может
и должно в конце концов совершенно освободиться от
зла, свет должен отделиться от мрака; но зло неуничтожимо,
оно одинаково вечно с добром, и светлое царство не в
состоянии его совершенно преодолеть и превратить в себя.
Этическое настроение, соответствующее дуалистическому
характеру системы, есть пессимизм, — последовательный
результат учения, которое кладет раздвоение, неприми-
римую и вечную вражду в основу всего существующего.
Мир, как двойственное порождение добра и зла, есть
нечто противоречивое, ложное, подлежащее упразднению.
Практическая задача человека в мироздании сводится к
разрушению этого ненормального соединения посредством
аскетического подвига. В человеке борьба мировых начал
достигает крайнего своего напряжения, — он есть двой-
ственное существо: созданный сатаною, по его образу и
подобию, он, однако, содержит в себе световые частицы
в гораздо большей степени, нежели прочие твари. Сатана
сосредоточил в нем плененные частицы добра, чтобы через
него господствовать над ними; в нем, следовательно, оба
702