Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
смутное брожение, безотчетная тоска по идеалу, как не-
удовлетворенность действительностью, недовольство насто-
ящим.
Под влиянием цицероновского "Гортензия", с которым
* он знакомится в 19-ть лет, это смутное искание обращается
в сознательную философскую рефлексию. Это не дошедшее
до нас сочинение Цицерона представляет собою красно-
речивое увещание к философствованию. По собственному
признанию Августина, оно пробудило в нем сознательную
любовь к мудрости, сознательную потребность к ее иска-
нию. "Внезапно, — говорит он, — мне опротивела всякая
суетная надежда, и я возжаждал бессмертия мудрости
невыразимым, огненным желанием сердца". Таким образом,
уже на самой ранней стадии своего развития философское
мышление Августина носит резко идеалистический харак-
тер. Но этот идеализм молодости не выразился в каком-
либо определенном философском миросозерцании, а имел
лишь импульсивный характер. Философская рефлексия
только уничтожила для него тот мир призрачных интересов
и суетных мечтаний, которым он жил до того времени,
разрушила его самодовольство. Философский идеализм,
выразившийся в осознании несоответствия действитель-
ности искомому идеалу, был для него лишь новым источ-
ником боли и муки. Он не исцелил, а напротив, углубил
в нем мучительное состояние нравственного раздвоения и
разлада.
Отсюда зарождается то пессимистическое настроение,
которое в скором времени находит себе выражение в
манихействе Августина. Обращаясь от мрачной глубины
субъективного сознания к созерцанию объективной все-
ленной, он не в состоянии, однако, возвыситься до чисто-
эпического к ней отношения и переносит в объективный
космос свои внутренние противоречия. Внутренняя борьба,
которую он находит в самом себе, гипостазируется для
него как борьба двух объективных мировых начал, как
противоположность двух враждующих субстанций, доброй
и злой. Вглядываясь внимательно в манихейство, мы
убедимся, что эта религиозно-философская система, в
особенности в той западной ее форме, которую воспринял
701