Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
ленной, свободной от самого времени, в которой все едино
и целостно, все пребывает в состоянии внутреннего мира,
покоя и равновесия. Но такой вселенной в нашем опыте
мы не находим, это идеал абсолютно трансцендентный
нашей земной действительности, где все враждует, это —
предмет надежды. Если дурная двойственность нашей при-
роды, смерть и зло есть отрицательный постулат философии
Августина, то вселенная, как единство всеобщего покоя
— его положительный идеал. То, чего он хочет, не есть
только внутреннее благо личности: он сознает вполне, что
человек одними своими силами спастись не может, и
потому сам вопрос о спасении личности есть для него
прежде всего вопрос об объективном спасающем начале.
Как грех не является свойством только личным, индивиду-
альным, но общим и родовым, также точно и деятельность
этого объективного спасающего начала должна воплощаться
в человечестве, как родовом единстве, во всемирной соци-
альной организации. Таким образом, вопрос о спасении
личности есть для него вместе с тем вопрос социальный
и космический.
Зная этот основной мотив философского искания Авгус-
тина, мы легко поймем тот внутренний процесс развития,
который через ряд последовательных ступеней привел его
к христианству, и будем в состоянии уяснить себе пос-
ледовательный генезис его миросозерцания. Мне незачем
входить здесь в подробное изложение биографии Августина.
Основные этапы жизни этого великого учителя церкви
слишком общеизвестны и интересуют нас лишь поскольку
позволяют легче понять процесс возникновения и развития
его системы.
Каждый из нас еще на школьной скамье слыхал о той
бурной эпохе молодости Августина, когда, утратив наивную
детскую веру, сдвинувшись с христианских основ, он
платил дань своему времени и обществу, живя жизнью
микроскопических интересов личного эгоизма, двоясь меж-
ду тщеславием и чувственностью. Но уже и в это время
внешний мир с его наслаждениями внутренне не наполняет
и не насыщает будущего мыслителя. Философское призва-
ние уже на этой ступени сказывается в нем, как некое
700