Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
предписывает. Ибо, если бы воля была целостна, то она
и не предписывала бы, потому что предписываемое уже
было бы", т. е., если бы воля не была внутренне разделена,
то не было бы раздвоения между намерением и действием
и предписание совпадало бы в непосредственном тождестве
с исполнением. Это ненормальное состояние духа, в ко-
тором наша воля частично хочет, а частично не хочет и
единая личность теряется среди противоречивых желаний
и аффектов, Августин называет уродством, болезнью духа.
На самом деле "существуют две воли, так как ни одна
из них не есть целостная воля, и то, что присуще одной
из них, то самое недостает другой". Все в нашем внутреннем
мире раздроблено, все в нем — борьба, хаос и проти-
воречие.
Читая "Исповедь" Августина, мы чувствуем, как перед
нами разверзается бездонная глубина субъективного соз-
нания; но в этой глубине видна борьба объективных
мировых контрастов. В ней раскрывается перед нами тот
психологический процесс, который в большей или меньшей
степени переживают все, кому вера достается ценой борьбы
и усилий, кто приходит к ней путем долгих исканий и
сомнений. Вместе с тем, эта же "Исповедь" может быть
рассматриваема как субъективное отражение тогдашнего
общества, расколовшегося между противоположными полю-
сами разнузданной чувственной природы и аскетической
святости.
III
Усматривая раздвоение в корне нашего существа,
Августин видит в нем начало разложения и смерти. В
нашей земной жизни мы переживаем процесс непрерывного
умирания. Вражда духа и плоти, этот врожденный дуализм
нашей природы есть проявление в нас смерти, и окон-
чательное отрешение духа от плоти, смерть тела — лишь
последняя земная стадия этого мучительного процесса.
Первое в порядке времени проявление смерти есть сама
наша natura vitiata: мы воспринимаем ее в сопротивлении
нашей плоти, которая не повинуется волениям нашего
698