Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
уже освободившись от манихейства, он еще не обратился
в христианство: "Пытаясь вывести строй моей мысли из
пучины, погружался вновь, и часто делая усилия, я пог-
ружался опять и опять". Единственное, что подымало его
к объективному свету Божию, рассказывает он, было то,
что воля его была для него столь же достоверна, как и
его существование. И аргументы скептиков никогда не
могли поколебать этой внутренней достоверности самосоз-
нания. Но в самой своей воле он находил одно внутреннее
противоречие, один безысходный разлад. "Ибо эта воля,
причина моего греха, но я сам не хочу греха и делаю то,
что ненавижу. Делая грех невольно, я скорее терплю его,
чем делаю", и, следовательно, это состояние несвободы
есть скорее наказание, чем вина, притом наказание, которое
я терплю справедливо. Следовательно, есть нечто абсолютно
достоверное, что возвышается над моими противоречиями:
в самом моем разладе я познаю объективный закон аб-
солютной справедливости; — таков ход мышления Ав-
густина. Абсолютная достоверность моей воли, моего су-
ществования сводится к абсолютной достоверности того
объективного блага, того объективного мира и порядка,
которого требует моя воля. Раздвоение и разлад есть форма
временной действительности, но мир и единство есть ее
вечный идеал.
Основной мотив философии Августина есть искание
такой вселенной, которая преодолевала бы контрасты вре-
менной действительности, ее дурную двойственность в
единстве всеобщего мира и покоя. Искание это — прежде
всего процесс болезненный и мучительный; в нем муки
духовного рождения нового мира соединяются с предс-
мертными страданиями старого. Чтобы стать родоначаль-
ником средневекового миросозерцания, Августин должен
был в самом себе испытать и побороть язычество. Он
соединил и выстрадал в себе все болезни своего века, в
полном смысле слова нес на себе крест своего общества.
Уже будучи на пути к обращению, наполовину христи-
анином, рассказывает Августин, "я искал, внутренне сгорая,
откуда зло. Каковы были мучения моего сердца, страда-
ющего муками рождения, каковы были мои стенания, Бог
696