Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
"Не выходи из себя наружу, — говорит он в одном
из ранних своих сочинений, написанном вскоре после
обращения в христианство, — войди в самого себя: истина
обитает во внутреннем человеке; а если ты найдешь, что
твоя природа изменчива, то выйди и из самого себя. Но
помни, что когда ты выходишь из себя, ты выходишь за
пределы размышляющей души. Итак, стремись туда, откуда
возжигается самый свет разума". Самоуглубление, самоа-
нализ, как видно из этой цитаты, есть лишь исходная
точка философии Августина;' но конечная ее цель есть
познание сверхприродной действительности, того горнего
мира, что лежит за пределами всего субъективного, чело-
веческого. Сильно развитое самочувствование — безусловно
отличительное свойство нашего мыслителя, а субъективизм
— действительно черта его характера. Но не следует
забывать, что исключительное господство самочувствования,
исключительное самоутверждение индивида есть высшее
зло, принцип всего злого с точки зрения философии
Августина. Он всю жизнь боролся со своим субъективизмом,
хотя никогда не был в состоянии его совершенно прео-
долеть. Самоуглубление, самоанализ есть для него лишь
начало самоотречения: углубляясь в себя, он находит в
себе один внутренний разлад — ту самую борьбу мировых
противоположностей добра и греховной природы от которой
он ищет спасения. Путь его философствования — от
разлада и раздвоения личной жизни к объективному миру
и единству. Поскольку мы замыкаемся в нашем внутреннем
мире, мы находим в себе один лишь мрак и страдания.
"Не видишь ли ты и не ужасаешься ли этой бездны? —
восклицает Августин. — И что же это такое, как не наша
природа, и притом не то, чем она была прежде, а какова
она есть теперь. И вот мы более ищем ее познать, нежели
действительно понимаем".
Все мышление Августина в его дохристианскую эпоху
есть ряд гигантских усилий, чтобы вырваться из этой
отрицательной, мрачной глубины субъективного сознания
к объективному свету и правде, освободиться от своей
греховной личности и ее рокового раздвоения. Сам он
говорит в "Исповеди" о том периоде своей жизни, когда,
695