Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
язычества, а вступить в открытую борьбу с язычеством
было не под силу и самому Константину. Христианская
империя не могла упразднить языческое царство, а могла
существовать лишь рядом с ним как другой Рим, как
город Константина. Выступая в качестве главы христианства
на Востоке, Константин оставался главой язычества на
Западе. Будучи внешним архиереем в Константинополе,
он не переставал быть верховным жрецом в Риме. Если
на Востоке игнорировалось язычество императора, то на
Западе — его христианство. Империя официально не
переставала быть языческой на Западе, будучи уже христи-
анской на Востоке.
В течение всего IV-ro века язычники в Риме составляют
внушительную силу, если не большинство, и парализуют
своей глухой оппозицией власть христианского императора.
Уже одно это осуждает западных кесарей на бессилие.
Языческое большинство относится к ним враждебно или
равнодушно; им остается опереться на христианское мень-
шинство. Среди раздвоившегося общества они между двух
огней: они опасаются раздражать язычников слишком
крутыми мерами, не отваживаясь на энергичную, после-
довательную борьбу с ними, но, вместе с тем, нейтральной
или слишком нерешительной политикой, пассивной по
отношению к язычникам, рискуют оттолкнуть от себя
христиан. Как уже было сказано, у них нет почвы под
ногами, и христианский элемент, на который они опирают-
ся, держит их в зависимости от себя. В противоположность
прямой и последовательной внутренней политике восточных
императоров, политика западных кесарей поражает нас
своими частыми колебаниями, отсутствием какого бы то
ни было выдержанного принципа*.
Констанций, например, властвуя над обоими полови-
нами империи, мог высказывать на Западе те же притязания
и проводить их с теми же деспотическими приемами, как
и на Востоке. Но его преемник Валентиниан не стремился
* Даже суровые эдикты Грациана и Феодосия протии языческих
культов не были исполнены в Риме: языческие храмы здесь остаются
неприкосновенными и процветает прежний культ.
685