Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
роды, повинуясь и повелевая, оживляясь и оживляя с
такой неизреченной легкостью, что для него будет славою
то, что раньше было бременем.
Глава XXXVI
Ибо и тогда останутся, без сомнения, те же три рода
зрения, но они будут показывать одно вместо другого безо
всякой ошибки и в телесных, и в духовных видениях, а
тем более — в видениях разумных, которые будут настолько
ясны и очевидны, что в настоящее время с гораздо меньшей
очевидностью представляются нам сами подлежащие нашим
телесным чувствам телесные формы, которым многие пре-
даны так, что их только и считают существующими, а
все, что не таково, совершенно не существующим. Мудрецы
же стоят к телесным видениям в таком отношении, что
хотя и считают их более очевидными, однако более уверены
в том, что так или иначе мысленно представляют себе
дальше телесной формы и телесного подобия, хотя, впро-
чем, не могут созерцать этого умом так, как созерцают
те телесные — чувством.
Между тем, святые Ангелы заведуют судом и управ-
лением в области телесного, но не склоняются к ней, как
к более очевидной, и представляют в своем уме ее
знаменующие подобия и, так сказать, дотрагиваются до
них с такою властью, что могут сообщать их в откровении
даже и человеческому духу; наконец, и непреложную
субстанцию Творца созерцают так, что лицезрение Ее и
любовь к Ней предпочитают всему, сообразно с Ней судят
обо всем, к Ней направляются в своей деятельности и из
Нее почерпывают все, что делают. Словом, у апостола,
хотя и восхищенного от телесных чувств на третье небо
и в рай, для полного и совершенного познания вещей,
которое присуще ангелам, то именно и оказалось недо-
статком, что он не знал, в теле ли он был, или вне тела.
Этого недостатка, конечно, уже не будет, когда, по полу-
чении тел в воскресении мертвых, тленное сие облечется
и нетленное и мертвенное сие облечется в бессмертие (I
672