Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
представляющие собою лучшие тела, нежели тела земные,
так и в духовном роде зрения, в коем созерцаются подобия
тел при помощи бестелесного света, бывают некоторые
чрезвычайные и поистине божественные видения, которые
удивительным образом открывают ангелы, делая ли свои
собственные видения нашими, или же каким-нибудь не-
ведомым способом образуя в нашем духе наше собственное
видение, — это трудно понять и еще труднее выразить
словами. Бывают и обыкновенные, человеческие видения,
которые или возникают из нашего духа, или же каким-
нибудь образом возбуждаются в духе со стороны тела. Ибо
люди не только в бодрствующем состоянии обращают
внимание своей мысли на телесные подобия, но и во сне
грезят о том, чего им недостает; своими делами они
занимаются, движимые душевными желаниями, а если
засыпают голодными и жаждущими, упорно грезят о яствах
и питье. Все это в сравнении с ангельскими откровениями,
полагаю, надобно рассматривать так, как если бы в видимой
природе мы стали сравнивать земные тела с небесными.
Глава XXXI
Так же точно и в разумном роде зрения одно — то,
что созерцается в душе, как, например добродетели и
противоположные им пороки, останутся ли они и в
будущем, как, например, благочестие, или же полезны
только в настоящей жизни, а потом их не будет, как,
например, вера, с помощью которой мы верим в то, чего
еще не видим; надежда, с помощью которой мы терпеливо
надеемся на будущее; наконец, само терпение, с помощью
которого мы переносим несчастья, доколе не приходим
туда, куда хотим. Эти и подобные им добродетели, весьма
необходимые в настоящей жизни, хотя в будущей жизни
их и не будет, созерцаются разумом, ибо они не суть ни
тела, ни подобные телам образы. Иное же — сам свет,
которым освещается душа, чтобы все, разумно мыслимое,
она могла созерцать или в себе, или в нем: это — уже
Сам Бог, а та — хотя и разумная и созданная по образу
665