Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
с наступлением дня сбежится толпа и поэтому место
настоящего празднества опустеет. Так и случилось, хотя
всем присутствующим по всем его движениям было видно,
что он сказал это в шутку, не находясь при этом в
состоянии умственного расстройства или исступления; и
даже сам он весьма удивился случившемуся ибо не знал,
в каком душевном состоянии произнес свое предсказание.
Каким образом возникают эти видения в человеческом
духе —образуются ли они прямо в нем, или же сообщаются
ему и им созерцаются как уже готовые благодаря при-
вхождению чего-то извне (так что ангелы как сообщают
людям свои познания и подобия телесных предметов,
какие они наперед по предвидению составляют в своем
духе, так видят и наши мысли; конечно, не глазами, а
духом, с тем, впрочем, различием, что наши мысли они
знают, хотя мы того и не желаем, а мы их мысли можем
знать только в том случае, если они их нам откроют,
потому что, думаю, они обладают властью скрывать свои
мысли каким-либо духовным способом так же, как мы
иногда скрываем наши тела, когда не хотим, чтобы их
видели чужие глаза), и что в нашем духе служит причиной
того, что он иногда только созерцает знаменующие образы,
но не знает, имеют ли эти образы какое-нибудь значение,
иногда же чувствует, что они имеют значение, но какое
именно, не знает, а иногда душа человеческая, как бы в
силу более полного откровения, созерцает в духе сами эти
образы, а в уме — их значение, — все это понять нам
в высшей степени трудно, а разобрать и объяснить, если
даже и понимаем, еще труднее.
Глава ХХШ
Теперь же, думаю, достаточно указать как на несомнен-
ное на то, что в нас существует некая духовная природа,
в которой образуются подобия телесных предметов, когда
или мы касаемся какого-нибудь тела телесным чувством,
и тотчас его образ составляется в духе и воспроизводится
памятью; или мысленно представляем отсутствующие, но
656